Плетение чепухи бельгера

Закрыть ... [X]

Писатель и драматург Дулат Исабеков, будучи в Сеуле, пришел к выводу, что 60-мил­лионным корейцам нужно все нацио­нальное, 1,5-миллиардным китайцам нужно все национальное, а 8-милли­онные казахи исповедуют исключи­тельно «общепланетарное » и «всече­ловеческое».

Тонкое и саркастическое наблюде­ние.

И еще он заметил (см. «Жас Алаш» от 9.07.09), что казахский язык наших стюардов и стюардесс похож на изод­ранную, изжеванную собаками шкуру.

Метко!

Запомнилось еще одно его замеча­ние: в Южной Корее с коррупцией со­всем не борются, как у нас. Там кор­рупционеров либо расстреливают, либо они сами бросаются с утесов. Иначе говоря, смерть предпочтительнее на­ционального позора. Наши доморощен­ные коррупционеры, прихватив милли­арды, запросто удирают за границу, а потом, когда они там благополучны, власти начинают бить в колокола и их разыскивать. Верно! Так оно и есть.

Иногда мне мерещится такая кар­тина. У подножья «Байтерека» в Аста­не выстроилась длиннющая — на не­сколько километров — очередь нашен­ских коррупционеров. Они все лезут на башню и бросаются оттуда. Разбива­ясь в лепешку. В одночасье у них про­снулось национальное сознание, заиг­рал национальный ар-намыс, и всем захотелось расквитаться с позорной жизнью. Все наворованное застряло ко­стью в горле и не находит естественно­го выхода. И очередь самоубийц мед­ленно-медленно продвигается. Какой киношный кадр! Бесплатно дарю любо­му режиссеру. Приз в Каннах обеспе­чен.

…Я ее хорошо помню. Храню многие ее книжки — поэтические и прозаичес­кие, подписанные ею. Мне нравилось (нравятся) ее стихи — ясные, искренние, исповедальные, жизнестойкие, опрят­ные. Как она сама. Разумеется, я кое-что знал о ее трудной судьбе, испыта­ниях и лишениях, но производила она неизменно впечатление благополучно­го, счастливого человека. Улыбчивая, общительная, доброжелательная, все­гда изящно, со вкусом одетая, что называется, «упакованная», аккуратно причесанная, при разных украшениях, бельгера вся утонченная. К ней — я это замечал -охотно льнули поэтессы и литдамы Со­юза писателей Казахстана.

Родилась она в Москве, и сорок лет ее жизни связаны с Казахстаном. Все изведала: расстрел отца, арест мате­ри, время сталинщины, «любовь и об­ман», штрафную роту в войну, каторгу Степлага, желанную волю, радость творчества, признание читателя, ува­жение коллег.

Темы своего творчества она сама четко определила: О времени, О жизни, О судьбе…

О том можно из ее книжек подобрать массу стихотворных строк. Соблазн велик, но я этого делать не буду. Это блистательно сделала ее давняя, доб­рая подруга Тамара Яковлевна Шайкевич-Ильина в своей книжке «Руфь — поэт и судьба» (Алматы, 2009).

Эту пышноволосую, стройную, под­тянутую женщину знакомые литераторы называли между собой просто «Руфь», «Руфа». Я же называл ее только Руфь Мееровна. Руфь Мееровна Тамарина. Она была приятна и в общении.

Кажется, в 1995 году она собралась покинуть Алма-Ату, которую очень любила. «Уезжаю в Томск, к сыну», — ска­зала она с грустью. Однажды она по­просила меня организовать встречу с Абишем Кекильбаевым, тогда Предсе­дателем Верховного Совета Казахста­на. Я тогда был депутатом XIII созыва. Пригласил Руфь Мееровну в парла­мент, она простилась с Абишем, кото­рого высоко почитала как прозаика, попросила надписать его роман «Ко­нец легенды». Простились тепло и, как оказалось, навсегда. Доходили скупые сведения: живем одиноко, одолевают недуги, тоскует по Алма-Ате, по друзь­ям, знакомым, выпустила в России две или три книжки. А потом, совсем не­давно, в 2005 году, узнал, что Руфь Ме­еровна скончалась в возрасте 84-х лет. Последние годы жизни были безрадос­тными. Шайкевич-Ильина приводит в своей книжке датированные 2002 годом стихи Руфи Тамариной:

…Но я прошу провиденье:

Будь милосердным, оглуши

Сном беспробудным

в то мгновенье,

Когда замрет полет души.

Небольшая по объему и ограничен­ная тиражом книжка Т.Я. Шайкевич-Ильиной собрала в себя все этапы не­простой жизни, все хождения по мукам прекрасного поэта и человека Руфи Мееровны Тамариной. Автор выполнил свой человеческий долг перед памятью Поэта и его Судьбой.

Книге предпослана цитата: «…у всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная».

Библейские эти слова точно подчер­кивают достоинство памятного поэта Руфи Тамариной.

Меня неизменно умиляют иностран­цы, приезжающие в статусе наблюда­телей на азиатские выборы. Они видят совсем не то, что на самом деле проис­ходит. Вначале я думал, что они прики­дываются дураками и видят только то, что им велено видеть. За это им ведь положена немалая плата. Потом понял, что они к тому же наивны, как дети. И любому азиату (казаху, узбеку, киргизу) ничего не стоит околпачить, облапо­шить, задурить, обвести вокруг пальца любого, самого искушенного западно­го политика. Такая ментальность. Моз­ги устроены совершенно по-разному. Поистине: Восток — дело тонкое.


Источник: http://archive.li/8BWJ1


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Станок для плетения дна из газетных трубочек
Поделки своими руками из бутылок и шпагата
Плетеные корзины с мишкой
Мастер классы по вязанию крючком рачий шаг
Поделки в огороде для детей


Плетение чепухи бельгера Плетение чепухи бельгера Плетение чепухи бельгера Плетение чепухи бельгера Плетение чепухи бельгера Плетение чепухи бельгера

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ